Какие критерии несостоятельности (банкротства) были заложены в российские нормативные акты начала 90-х годов и почему они оказались малоприменимы на практике?

В соответствии с новым Законом о банкротстве под несостоятельностью (банкротством) должника понимается признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанности по уплате обязательных платежей. При этом юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам или исполнить обязанности по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства (обязанности) не исполнены им в течение трех месяцев с момента

наступления даты их исполнения, а гражданин — если указанные обязательства или обязанности не исполнены им в течение трех месяцев, при условии, что сумма его обязательств превышает стоимость принадлежащего ему имущества (ст. ст. 2, 3 Закона). Как видим, положения о критерии несостоятельности (неплатежеспособности должника) остались неизмененными. Уточнен лишь один из внешних признаков несостоятельности: сумма задолженности должника — юридического лица должна быть не менее 100 тыс. рублей (п. 2 ст. 33 Закона).
Аналогичные положения, содержащиеся в Законе о банкротстве 1998 г., постоянно подвергались критике, они рассматривались в качестве одного из основных недостатков, которые якобы позволяют признать банкротом всякого участника имущественного оборота. Вносились многочисленные предложения, направленные на изменение как критериев, так и внешних признаков несостоятельности (банкротства).
Более того, в 2000 г. Государственной Думой был принят в трех чтениях, а впоследствии и одобрен Советом Федерации проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)». В указанном законопроекте в качестве основания несостоятельности должника-организации использовалась неоплатность последнего. Причем в редакции законопроекта, прошедшей первое чтение, принцип неоплатности был реализован в своем классическом виде, когда основанием банкротства признавалось превышение кредиторской задолженности над стоимостью имущества должника, а в окончательном варианте законопроекта можно было обнаружить норму о том, что юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам или исполнить обязанности по уплате обязательных платежей при условии, что «краткосрочные пассивы указанного юридического лица превышают балансовую стоимость его оборотных активов на дату представления в налоговые органы последнего балансового отчета» (?!).
К счастью, мы не сможем на практике убедиться в совершенной непригодности такого основания несостоятельности, поскольку Президент Российской Федерации наложил вето на указанный законопроект, вполне резонно указав его сторонникам, что введение в состав признаков банкротства условия о том, что сумма краткосрочных пассивов должна превышать балансовую стоимость оборотных активов должника, сделает нереальным осуществление на практике процедуры банкротства и будет ориентировать организации на наращивание дебиторской задолженности (наиболее легкий способ увеличения балансовой стоимости активов), что в свою очередь отрицательно скажется на ситуации с неплатежами в экономике.
Действительные причины проблемы необоснованных, а также «искусственных» банкротств, которые имели место при применении Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» образца 1998 г., заключались отнюдь не в либеральных критериях и внешних признаках несостоятельности, а скорее в действовавших тогда законоположениях, допускавших чисто механическое возбуждение дела о банкротстве, за которым следовало обязательное введение первой процедуры банкротства — наблюдения, по непроверенному (с точки зрения законности и обоснованности) заявлению кредитора.
К чести нового Закона о банкротстве указанный недостаток правового регулирования несостоятельности устранен. Теперь в соответствии с п. 3 ст. 40 Закона к заявлению кредитора о признании должника банкротом должны быть приложены вступившие в законную силу решения суда, арбитражного суда или третейского суда, рассматривавших требование кредитора к должнику, а также доказательства направления (предъявления к исполнению) исполнительного документа в службу судебных приставов и его копии должнику. Заявление кредитора, поданное с нарушением данных требований, арбитражный суд не принимает к рассмотрению, а возвращает заявителю (ст. 44 Закона).
В случае вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом данный факт более не влечет за собой автоматического введения в отношении должника процедуры наблюдения. Указанная первая процедура банкротства может быть введена только по результатам рассмотрения обоснованности требований заявителя к должнику, за исключением случая возбуждения дела о банкротстве на основании заявления самого должника, когда наблюдение вводится с момента вынесения арбитражным судом определения о принятии такого заявления. В остальных случаях судебное заседание по проверке обоснованности требований заявителя проводится арбитражным судом не менее чем через 15 дней и не более чем через 30 дней с даты вынесения определения о принятии заявления о признании должника банкротом. Если до назначенного арбитражным судом заседания на его рассмотрение поступают заявления о признании должника банкротом от других лиц, все поступившие заявления рассматриваются арбитражным судом в качестве заявлений о вступлении в дело о банкротстве. Эти заявления должны быть рассмотрены в течение 15 дней с даты судебного заседания по проверке обоснованности требований первого заявителя, обратившегося в арбитражный суд (п. п. 6, 8 ст. 42, ст. 62 Закона о банкротстве).

Запись опубликована в рубрике Антикризисное управление. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *